Благовещенская церковь в Витебске, памятник архитектуры XII столетия, была взорвана в декабре 1961 года по указанию председателя Витебского горисполкома Николая Ильича Сабельникова.

Благовещенская церковь в Витебске на фоне галло. Фото Сергея Серебро

Храм уцелел после боев и бомбежек 1941—1944 года. После пожара под слоем штукатурки открылась первоначальная фресковая роспись. В 1944 году в Витебск приехал и произвел обмеры, исследование, а также подготовил проект консервации и реставрации известный архитектор и реставратор Петр Дмитриевич Барановский. Ущерб, нанесенный войной памятнику архитектуры, был оценен в три миллиона рублей по курсу 1913 года. Эта сумма была включена в счет иска, который СССР предъявил Германии на Нюрнбергском процессе.

Благовещенская церковь в Витебске. Фото 1950-х, после взрыва фарного костела

Постановлением Совета министров БССР от 13 сентября 1953 го храм Благовещения в Витебске был принят под охрану государства. Но в 1958 году напротив церкви построили здание нового городского театра. С этого момента начинаются злоключения Благовещенки. В 1961 году городские власти во главе с Николаем Сабельниковым добиваются снятия памятника с охраны и готовятся к сносу.

Об этих планах узнаёт Петр Дмитриевич Барановский. 15 декабря 1961 года он направляет первому секретарю ЦК КПБ Кириллу Мазурову телеграмму: «В Витебске местные власти собираются уничтожать Благовещенскую церковь – памятник мирового значения. Вы, как первое лицо республики, должны этому помешать!» Сам Барановский с комиссией по охране памятников спешит в Витебск.

Вот как происходящее описывает историк искусств, профессор А. С. Трофимов в книге «Петр Дмитриевич Барановский: Труды, воспоминания современников»: «В Витебске, в центре города, в пределах древней цитадели был взорван древнейший памятник русской архитектуры — Благовещенская церковь, современница похода Новгород-Северского князя Игоря Святославича на землю Половецкую в 1188 г.

Нашей комиссии по охране памятников стало известно о подготовке церкви Благовещения к взрыву. Мы не поверили. Ведь казалось, что время преднамеренного уничтожения исторических памятников прошло. Какие веские доводы могло выдвинуть правительство Белоруссии в защиту своих позиций? В сущности, никаких. Церковь стояла в городском саду и не мешала ни людям, ни транспорту. А причины сноса в обоих случаях — как с подворьем опричников в Москве, так и с церковью в Витебске, с нашей точки зрения, были попросту смехотворны.

В первом случае якобы понадобилась площадка в центре города для постройки средней школы, в которой должны были учиться дети лиц, проживавших на улице Грановского (в это же самое время по Москве закрывались школы из-за отсутствия необходимого количества учеников). Во втором — понадобилась танцевальная площадка для молодежи города Витебска!

Мы сделали запрос в Управление изобразительных искусств и охраны памятников Министерства культуры СССР и получили ответ, что нам не следует вмешиваться в культурную политику Белорусской ССР. Тогда мы предприняли последнюю отчаянную попытку предотвратить катастрофу и вылетели в Витебск. Петр Дмитриевич не предполагал, что мы встретим не только равнодушное, но и враждебное отношение руководителей горисполкома к нам и нашим просьбам, хотя эти просьбы были отнюдь не личного, а общественного характера. Никакие доводы не помогли, и нам посоветовали покинуть город. Вдогонку было сказано: «Не мешайте строить новую жизнь!»

Телеграмма, посланная нами на имя первого секретаря ЦК КП Белоруссии К. Т. Мазурова, возможно, только ускорила разрушение храма. Он был взорван через три дня после нашего отъезда из Витебска».

По воспоминаниям некоторых очевидцев сначала был взрыв, а потом за работу взялись танки. Поутру на декабрьском снегу на месте храма XII столетия кроваво краснело пятно раздавленной танками плинфы…

Все же, шумиха, поднятая вокруг варварского уничтожения памятника домонгольской архитектуры, оказалась не напрасной. В 1962 году сатирический тележурнал «Фитиль» делает выпуск о Витебске «Недолго думая». Руины церкви вновь берутся под охрану государством, в 1964 и 1968 годах здесь проводят раскопки, а в 1977 году их консервируют.

В 1992 году по остаткам стен Г. А. Лаврецким был разработан проект восстановления церкви в первоначальном виде. Работы по реставрации начались в 1993 году, а 1998 году храм Благовещения Пресвятой Богородицы была восстановлен в облике XII века. Первая служба в нем прошла 8 января 1999 года.